Знаменитые лекарственные препараты - Матрица Здоровья

Знаменитые лекарственные препараты

85 лет назад английский ученый Александр Флеминг обратил внимание на то, что в одной из его чашек Петри с колониями микроорганизмов выросла плесень, а микроорганизмы вокруг нее почему-то погибли. Лучший способ отметить «день рождения» пенициллина – еще раз перечитать правила использования антибиотиков: строго по назначению и рецепту врача, не больше и не меньше, чем полагается.

Если вы соблюдаете эти правила, то в вашей домашней аптечке таких препаратов быть не должно. Перебирая коробочки и баночки, заодно можно вспомнить немного медицинской истории.Научно-популярные тексты об антибиотиках принято начинать с напоминаний о том, что без этих препаратов люди до сих пор массово умирали бы от чумы и гайморита, и жизнь наша была бы совсем другой. Антибиотики действительно устроили переворот в медицине – в том смысле, что стали возможными, например, хирургические вмешательства, от которых пациент раньше просто не смог бы оправиться.

Однако в XX веке таких переворотов вообще-то случилось довольно много.И почти все – важнейшие и жизненно необходимые.

Взять, например, аминазин, или хлорпромазин. Первый в истории антипсихотический препарат, появившийся в начале 1950-х годов, дал начало новому направлению медицинской науки – психофармакологии.
[r_appl]
«Этот препарат был родоначальником вообще всей психофармакологической эры, которая позволила 80% больных, которых держали в клинике в смирительных рубашках, перевести на поликлиническое решение… Он перевернул всю психиатрию. Если раньше психиатрия была чисто вербальной – психоанализ и все что угодно, всякие совершенно садистские способы лечения, то сейчас картина стала совсем другая», – говорит директор НИИ фармакологии имени В.В.Закусова РАМН Сергей Середенин.

Есть и менее знаменитые прорывы: например, диклофенак – первый из так называемых нестероидных противовоспалительных препаратов. За этим названием скрывается класс эффективных и достаточно безопасных лекарств с обезболивающим и жаропонижающим действием: без созданного в 1966 году диклофенака не было бы ни аспирина, ни ибупрофена.

Антибиотики – препараты «громкие», они на слуху, вокруг них всегда ведутся научные и ненаучные споры. Но множество жизней спасают и, например, препараты, которые способствуют растворению тромбов – как отмечает Середенин, эти лекарства позволяют спасать больных на этапе скорой помощи при инфарктах и инсультах – раньше их наверняка ждали самые тяжелые последствия.

Врач, фармаколог и писатель Александр Эдигер предлагает отступить в начало века и вспомнить еще «препарат 606″ – знаменитый сальварсан, созданный химиком Паулем Эрлихом в 1907 году. Номер 606 сальварсан получил потому, что в борьбе с сифилисом Эрлих и его коллеги перепробовали шестьсот пять соединений мышьяка, и эффективным оказалось только 606-е. Как отмечает Эдигер, с сальварсана, который сейчас вышел из употребления, началась вся эпоха химиотерапии.»

Пенициллин – это Александр Флеминг, затем стрептомицин (второй в истории антибиотик и первое эффективное средство против чумы и туберкулеза – ред.) – это Зельман Ваксман. Препараты антигипертензивные – эналаприл, например… Оральные контрацептивы, моноклональные антитела – противораковые», – перечисляет Эдигер медицинские прорывы.

Что характерно, почти все эти препараты входят в список жизненно необходимых и важнейших.

Непобедимых болезней все равно больше

Прорывов в медицине случилось действительно много, но едва ли не больше – белых пятен, плохо изученных или пока непобедимых болезней, спасения от которых мы очень ждем. И здесь большинство экспертов начинают, конечно, с онкологии – будь то индивидуализация лечения или смягчение последствий химиотерапии.

«Конечно, все ждут прорывов в онкологии, они абсолютно необходимы, потому что это одна из самых сложных областей для фармакотерапии и здесь все связано с (ее) индивидуализацией. Потому что нельзя говорить об онкологии в общем – у каждого, возможно, даже человека свой рак, свое заболевание, под которое нужно искать специфическое лечение», – говорит Середенин.

Эдигер указывает на то, что спустя 85 лет после открытия Флеминга нам снова очень нужны антимикробные препараты, но уже совсем другого порядка – такие, которые помогут нам бороться с «супербактериями» в больницах, устойчивыми к большому количеству имеющихся у человечества антибиотиков.

«Страшнейшей остается проблема противодиабетических препаратов, которые позволят нам и первый, и второй тип диабета [лечить]. Еще одна тема – это препараты для «управления» страшными лекарственными или химическими зависимостями – антинаркотические препараты», – отмечает Эдигер.

Кроме того, мир со времен Флеминга действительно изменился – антибиотики и другие лекарства продлили людям жизни, теперь эти жизни длинные, и выяснилось, что сильно омрачить спокойную старость могут сложные и плохо изученные болезни.

«Целый ряд проблем есть с такими заболеваниями, как болезнь Альцгеймера, ее механизмы тоже непонятны, и тоже многофакторный патогенез у этой болезни. Альцгеймер, нейродегенеративные болезни, типа болезни Паркинсона, становятся очень актуальными в связи с увеличением продолжительности жизни – это во всех странах развитых сейчас становится одной из самых важных проблем. Масса усилий сейчас науки во всем мире направлено на поиск способов лечения нейродегенеративных заболеваний», – подчеркивает Середенин.

Стоя в очереди в аптеке, ждем нового переворота

Сердечно-сосудистые заболевания (основная причина смерти во всем мире, напоминает ВОЗ), гепатиты, ВИЧ, геморрагические лихорадки – денге, Эбола, Марбург, желтая лихорадка… Как это ни банально, список можно продолжать бесконечно. Поэтому очевидно, что даже сейчас, в «перевернутом» пенициллином, стрептомицином, нейролептиками и аспирином мире, есть место новому перевороту.

Есть место для наблюдательности молодого французского врача Эрнеста Дюшена, который за 32 года до Флеминга заметил, как конюхи-арабы специально выращивают на седлах плесень, которая помогает залечивать раны лошадей от этих же седел. Есть место для счастливой случайности Флеминга, который присмотрелся к одной из чашек Петри и таким образом «переоткрыл» антимикробные свойства пенициллина. Для упорства Говарда Флори и Эрнста Чейна, а также – нельзя об этом забывать – советских ученых Зинаиды Ермольевой и Тамары Балезиной, без которых не было бы промышленного производства пенициллина.

Есть о чем подумать в очереди в аптеке.

Источник: http://ria.ru/analytics/20130903/960434800.html