В закон об основах охраны здоровья граждан РФ внесены изменения

В закон об основах охраны здоровья граждан РФ внесены изменения

Владимир Путин подписал Федеральный закон №33-ФЗ от 08.03.2015 г. «О внесении изменений в статью 80 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Федеральным законом устанавливается, что предельные отпускные цены производителей на медицинские изделия, включенные в перечень медицинских изделий, имплантируемых в организм человека, при оказании медицинской помощи в рамках программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, а также предельные размеры оптовых и розничных надбавок к фактическим отпускным ценам на указанные изделия подлежат государственному регулированию.

Как сообщили в Государственно-правовом управлении, реализация норм Федерального закона потребует утверждения Правительством РФ методики определения указанных отпускных цен и надбавок, порядка осуществления уполномоченным федеральным органом исполнительной власти их регистрации (перерегистрации), а также порядка ведения государственного реестра предельных отпускных цен производителей на медицинские изделия, включённые в перечень медицинских изделий, имплантируемых в организм человека, при оказании медицинской помощи в рамках программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи.

Источник: http://gmpnews.ru/2015/03/v-zakon-ob-osnovax-oxrany-zdorovya-grazhdan-rf-vneseny-izmeneniya/

Модели здравоохранения

Модели здравоохранения

Существует множество классификаций систем здравоохранения, однако, как правило, эксперты сводят их к трем классическим моделям:

Бисмарка (немецкая),
Бевереджа (английская),
Семашко (советская).
В настоящее время системы здравоохранения развитых стран строго не укладываются ни в одну из этих моделей. Реформы эволюционируют, заимствуя друг у друга идеи и отдельные элементы. Современные системы здравоохранения стали, по сути, настолько гибридными, что, порой, трудно сказать, какая модель взята за основу.

Первой в истории систем здравоохранения зародилась немецкая модель, созданная канцлером Отто фон Бисмарком в 1881 году. Она служила укреплению здоровья простых рабочих, которых рассматривали как потенциальных военнослужащих. Изначально созданные фонды соцстраха, оплачивающие расходы на лечение, выдавая пособия по безработице, пенсии и т.п., постепенно выделились в больничные кассы. Они получали две трети взносов от работников и треть от работодателей. В дальнейшем кассы слились в страховые компании, а структура взносов работодателей стала доминирующей. Эта модель до сих пор служит основой в здравоохранении Германии и многих стран мира.

Претерпела изменение форма оплаты врачей за услугу. Внедренный вначале гонорарный принцип был заменен на более прогрессивный метод оплаты за услуги в баллах. Дело в том, что первый метод стимулировал назначение излишних, дорогостоящих процедур, второй позволял регулировать расходы на здравоохранение посредством суммы, выплачиваемой врачам за количество заработанных баллов, исходя из результатов лечения.

Система Бевереджа появилась в Англии в 1911 году, ее быстро поддержала почти треть населения. Система, введенная премьер — министром Великобритании Дэвидом Ллойд — Джорджем, имела отличительную особенность, сохранившуюся до настоящего времени. Оплата работы врачей зависела от количества зарегистрированных пациентов, которых он обслуживал. Основной принцип оплаты — деньги следуют за пациентом — оставлял им право свободного выбора врача, а сумма гонорара зависит от числа пациентов, их пола, возраста и социального статуса. На престарелых, детей до четырех лет, женщин фертильного возраста и жителей бедных районов выплаты выше. Подушевая оплата включает и средства для стационарного лечения, что упреждает необоснованную госпитализацию в случаях, когда лечение в домашних условиях эффективнее и дешевле. Английская система стимулирует врача общей практики своевременно проводить профилактическую работу, это дешевле, чем бороться с последствиями развившейся болезни.

В 1948 году правительство лейбористов утвердило реконструированную Бевереджем систему, основанную на всеобщем бесплатном здравоохранении. Расчет Бевереджа на то, что бесплатная государственная медицина позволит лучше лечить пациентов и приведет к снижению расходов на здравоохранение, оказался утопическим. Расходы, наоборот, увеличились в несколько раз. Требования пациентов к здравоохранению возросли, как только стало очевидным, что за лечение больше не нужно платить. Врачей стали вызывать на дом, порой, без малейшей необходимости. Врачи начали формировать спрос и предложение в абсолютно нерегулируемых условиях: нередко у людей со здоровыми зубами оказывались «запломбированными» 20 зубов, людям с нормальным зрением выписывали очки, а аппендэктомии проводили тотально в профилактических целях.

Все это вынудило правительство ввести регуляторные меры: были узаконены соплатежи, обязывающие пациента оплачивать часть лечения. Кроме того, врачей общей практики наделили регулирующей функцией «вратаря», ограничивающего доступ к более дорогим узким специалистам, особенно, если в этом не было необходимости.

Говоря о британском здравоохранении, нельзя не упомянуть о ее основных реформаторах — «железной леди» Маргарет Тетчер и ныне действующего премьера Тони Блэра. Маргарет Тетчер провозгласила новую концепцию развития национальной службы и разрешила объединяться на добровольной основе нескольким врачам общей практики в фондодержателей. Большая группа врачей получала годовой бюджет, включающий средства на лечение и профилактику заболеваний, требующих дорогостоящего стационарного лечения и услуг узких специалистов. Теперь единичный случай тяжелого заболевания не мог разорить группу фондодержателей, так как их общий бюджет снижал риск банкротства. Такой принцип фондодержательства позволяет Англии расходовать в 1,5 — 2 раза меньше средств при сопоставимом качестве медицинского обслуживания по сравнению с другими развитыми странами. Тони Блэр, убедившись в эффективности фондодержательства, ввел обязательным объединение врачей в крупные группы фондодержателей.

Система Семашко — советская модель здравоохранения, хотя и подвергается в большинстве случаев справедливой критике, но в свое время она была действительно передовой. Только централизованная государственная медицина могла эффективно справиться с массовыми эпидемиями, охватившими страну. По мере развития система здравоохранения СССР стала одной из немногих сфер государственной деятельности, получавшей позитивные оценки экспертов капиталистических стран. Многие страны изучали опыт советской модели, ВОЗ рекомендовала использовать отдельные ее элементы в ряде стран.

Источник: http://bono-esse.ru/blizzard/RPP/M/m_02.html

Почему у пожилых лекарства вызывают побочные эффекты без лечебного?

Почему у пожилых лекарства вызывают побочные эффекты без лечебного?

Почему в гериатрии необходим особый подход к назначению лекарств и чем чреваты необдуманные или неграмотные рекомендации, читателям «Доктора Питера» объясняет главный клинический фармаколог Петербурга Александр Хаджидис.

— Около 60 процентов посетителей аптек — пожилые люди. Принимая приобретенные лекарства, 60 процентов из них совершают ошибки, — отмечает Александр Хаджидис. — Если сравнивать проявление побочных эффектов у молодых и пожилых людей, то оказывается, что у людей старше 60 лет риск их развития — в 1,5-2 раза выше, чем у молодых. У 70 — 79-летних лекарственная патология развивается в 7 раз чаще, чем у 20 — 29-летних.

Употребление лекарств для всех, конечно, чревато проблемами, но чем старше человек, тем более они выражены. И это потребовало развития целого раздела клинической фармакологии лекарственных средств, применяемых с учетом возрастных особенностей фармакодинамики (механизм действия лекарств на организм человека) и фармакокинетики (закономерность всасывания, распределения и выделения лекарственных средств), которые и приводят к изменению соотношения «доза/эффект» назначенного лекарства. Основные причины этого феномена: уменьшение скорости метаболизма препаратов; уменьшение проникновения препаратов в ткани; снижение функциональных возможностей почек; снижение детоксикационной функции печени; увеличение относительного содержания жировой ткани в организме; ухудшение периферического кровотока и изменение проницаемости сосудистой стенки и тканевых барьеров; уменьшение связывания препаратов с белками крови; изменение чувствительности рецепторов.

Почему пожилые люди отказываются от лечения

Пожилым лечиться приходиться долго, а учитывая, что помимо основного заболевания нажит уже длинный список сопутствующих, им назначается огромное количество лекарств.

Чаще всего в гериатрической практике используются психотропные (антидепрессанты – пароксетин¸ амитриптилин, седативные – феназепам, диазепам), гипотензивные (диуретики – индапамид, гипотиазид, ингибиторы АПФ – эналаприл, периндоприл, бета-блокаторы – бисопролол, карведилол, небиволол, антагонисты кальция — верапамил, нифедипин), нестероидные противовоспалительные (дикрофенак, кеторолак, напроксен, ибупрофен, ацеклофенак…), сахароснижающие средства, бронходилататоры (теофиллины и бета-2-агонисты – сальбутамол, фенотерол), антиангинальные препараты (нитроглицерин, препараты моно- и динитратов).

Увеличение количества назначаемых медикаментов и частота их ежедневного приема – одна из основных причин, по которым пожилые часто отказываются от лечения или прерывают его. Установлено, что у пожилых приверженность к лечению нарушается и по другим причинам, это: длительность лечения; необходимость изменения жизненных стереотипов; нарастание тяжести заболевания и, как следствие, социальной изоляции; высокая стоимость лекарства.

Лечением с эффектами — побочными

Одна из основных проблем в гериатрической фармакотерапии — побочные эффекты. Непредсказуемые побочные эффекты зависят от индивидуальных особенностей, и эти эффекты практически невозможно прогнозировать. Но они могут развиваться и как следствие абсолютной или относительной передозировки лекарств. Проявления побочных эффектов и медикаментозных осложнений у людей пожилого и старческого возраста разные, часто они нетипичные, могут проявляться многообразием всех возможных реакций. Они связаны с применением следующих групп лекарственных веществ: сердечные гликозиды и противоаритмические препараты — например, амиодарон – провоцирует нарушение функции щитовидной железы — в 26,9 % процентах случаев, гипотензивные средства (ингибиторы АПФ вызывают кашель, бета-адреноблокаторы – метаболические нарушения, бронхоспазм) — 12,3 % , нестероидные противовоспалительные средства (неселективные (дикрофенак, кеторолак, напроксен, ибупрофен, ацеклофенак) – провоцируют поражение желудочно-кишечного тракта, селективные (целекоксиб, мелоксикам) – повышение риска тромбозов, нимесулид – риск поражения печени при длительном приеме) — 19,7%, антибиотики (аминогликозиды – опасны из-за поражения органов слуха, то есть ототоксичны, почти все антибиотики вызывают антибиотик-ассоциированную диарею) — в 12,5% случаев.

Депрессия — одна из самых характерных медикаментозных реакций у пожилых людей, вызванная, как правило, одновременным назначением с препаратами бензодиазепинового ряда нескольких психотропных веществ на фоне повышенной чувствительности центральной нервной системы к лекарственным средствам (чаще всего это феназепам, мезапам, диазепам, алпрозолам, а также в сочетании со снотворными (фенобарбитал), нейролептиками, противосудорожными (карбамазепин, галоперидол). Особенно остро она проявляется в сочетании с алкоголем.

Абсолютная передозировка чаще всего случается из-за сознательного приема увеличенной дозы, а также из-за забывчивости на фоне ишемических и склеротических процессов в головном мозге – пациент может принять дозу повторно. Относительная передозировка возможна, вопреки предоставленной информации о дозировке лекарства в его инструкции, из-за особенностей физиологии, о которых шла речь выше.

Вероятность развития синдрома отмены — еще одна особенность фармакотерапии в пожилом и старческом возрасте. Пример: после внезапной отмены часто используемых гипотензивных препаратов (перечислены выше, но особенно остро проявляется синдром при приеме препаратов старой генерации, обладающих низкой селективностью, типа клофеллина) быстро возникает вегетативная реакция, тахикардия, гипертонический криз.

Как лечить пожилых?

В соответствии с тремя принципами: рациональность, контролируемость, индивидуализация.
Тактика выбора лекарственной терапии предполагает использование по возможности малотоксичных лекарств, назначение более низких доз по сравнению с рекомендованным инструкцией (речь идет, как о препаратах для перорального приема, так и парентерального введения). Известно, что некоторые лекарственные препараты (например, нейролептики, кардиотонические средства, диуретики и др.) рекомендуются пожилым в начальной дозе, в среднем составляющую половину дозы человека среднего возраста.

Особенностям фармакокинетики и фармакодинамики пожилого возраста в университетском курсе уделено слишком мало внимания. Недостаток знаний в этой области у лечащих врачей в совокупности с другим объективным фактором («иным» поведением лекарства в пожилом организме) может провоцировать быстрое проявление побочного эффекта у пациента, подчас вовсе без достижения лечебного.

Вообще, лекарственная терапия пожилых людей и лечебный процесс в целом, включая поход в аптеку, лечебное учреждение, общение там с фармацевтами и врачами, работниками этих учреждений любого уровня оказывает, главным образом, психологический эффект. Такое общение в целом дает людям надежду, веру, и уже потом предполагает реализацию собственно целительной способности лекарства. Поэтому крайне важно не обмануть наших стариков хотя бы в их наивных надеждах, как не переоценивая, так и не недооценивая значение лекарств.

Источник: http://doctorpiter.ru/articles/10366/?firstpage=1

Определение и ранжирование основных факторов жилой среды, негативно воздействующих на развитие неинфекционных заболеваний

Определение и ранжирование основных факторов жилой среды, негативно воздействующих на развитие неинфекционных заболеваний

В последние годы основным направлением исследований в области гигиены жилой среды явилось изучение механизмов и закономерностей воздействия факторов жилой среды (физических, химических, биологических) на организм человека и разработка нормативно-методических основ обеспечения эколого-гигиенической безопасности внутренней среды жилых и общественных зданий.

Для этого нами проведена комплексная гигиеническая оценка различных типов жилых и общественных зданий, имеющих различное архитектурно-планировочное решение помещений, разную насыщенность помещений полимерными материалами и оргтехникой, различное инженерное оборудование, систему вентиляции, месторасположение в городе. В ходе изучения состояния здоровья населения проведено гигиеническое ранжирование негативных факторов, воздействующих на человека в условиях современных зданий, по степени их значимости для здоровья. Установлено, что приоритетными показателями качества и безопасности внутренней среды современных зданий по степени их гигиенической значимости являются: уровень химического загрязнения, микроклиматические параметры, содержание кислорода и диоксида углерода в воздухе, микробиологическое и микологическое загрязнение воздушной среды помещений, интенсивность электромагнитного излучения, шумовой режим, световая среда, ионный режим.

Оценка многокомпонентного состава химического загрязнения воздушной среды общественных зданий показала, что наиболее значимыми веществами являются: формальдегид, стирол, фенол, ацетофенон, этилбензол, ацетальдегид, винилхлорид, гексаналь, оксиды азота, свинец, ртуть.
Кроме того установлено, что в современных зданиях необходимо также контролировать содержание кислорода и диоксида углерода в воздухе, т. к в помещениях к концу рабочего дня отмечалось увеличение содержания диоксида углерода и снижение концентрации кислорода.

Установлено, что искусственная ионизация воздуха может являться одним из приемов оптимизации воздушной среды в помещениях зданий. Дана гигиеническая оценка влияния различного аэроионного режима помещений на функциональные системы организма и показатели работоспособности. При этом выявлено и статистически значимое улучшение самочувствия испытуемых (32,8%) и позитивные изменения характеристик произвольного внимания (46%), показано отсутствие генотоксического действия аэроионов на биологическую модель.

Определены и научно обоснованы критерии контроля микологического загрязнения объектов. Установлены уровни микологической нагрузки воздействующей на человека в помещениях. Определен критериальный уровень эпидемической безопасности воздуха в помещениях.

Оценена эффективность применения УФ-оборудования закрытого типа для улучшения микробиологического качества помещения общественных зданий (в детских садах, школах и офисах). Регулярное использование УФ-облучателей закрытого типа позволяет добиться снижения общего микробного обсеменения в помещениях в среднем на 24%, гемолитических форм — на 63%. Данное снижение микробного загрязнения воздушной среды в помещениях детских садов сопровождается параллельным уменьшением заболеваемости детей на 17%.

Проводилось ранжирование факторов жилой среды по следующим основным объектам наблюдения:
a) микрорайон размещения зданий;
b) внутреннее оборудование и устройство здания;
c) качество внутренней среды помещения.

Основными показателями эколого-гигиенической безопасности района размещения здания являются:

1-й ранг — химическое загрязнение воздуха в районе размещения здания;
2-ой ранг — внешний шум от крупных транспортных магистралей и промпредприятий;
3-ий ранг — наличие источников электромагнитного излучения;
4-ый ранг — близость размещения крупных промпредприятий, ТЭЦ, свалок;
5-ый ранг — радиационный фон.

При характеристике безопасности устройства здания основными показателями являются:
1) безопасность отделочных материалов;
2) безопасность конструкционных строительных материалов;
3) работа отопительной системы;
4) горячее водоснабжение;
5) работа вентиляционной системы.

Наиболее значимыми показателями эколого-гигиенической безопасности внутренней среды жилого помещения являются:

1-ый ранг — химическое загрязнение воздушной среды помещения;
2-ой ранг — температурно-влажностный режим в помещении;
3-ий ранг — бактериальное и грибковое загрязнение;
4-й — 5-й ранги — электромагнитные поля и естественное освещение помещений;
6-й ранг — уровень шума в помещениях;
7-й ранг — ионизирующее излучение.

С помощью системного подхода, базирующегося на:
1) анализе данных научной литературы;
2) результатах натурных исследований условий проживания в жилых зданиях различного типа;
3) результатах экспертной оценки;
4) опросе жителей, проведено итоговое ранжирование факторов городской жилой среды по их гигиенической значимости с учетом вероятности воздействия на здоровье проживающих и влияния на развитие неинфекционных заболеваний.

Вышеуказанные исследования призваны помочь Минздраву РФ, Роспотребнадзору в развитии профилактиченского здравоохранения, так как направлены на оздоровление среды обитания человека, совершенствования контроля качества жилья и качества жизни населения.
Губернский Ю.Д., Калинина Н.В., Мельникова А.И., Чуприна О.В., Гапонова Е.Б., Банин И.М.
ФГБУ «НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды им. А.Н. Сысина» Минздравсоцразвития России, Москва.

Источник: http://www.sysin.ru/assets/files/plenum2012.pdf