Болезнь под названием «как-нибудь потом»

Болезнь под названием «как-нибудь потом»

Иногда вы думаете: «Ну почему я не стал известным писателем или, по крайней мере, не добился повышения в своем отделе?», «Почему я так и не повесил на стену привезенную из Италии 3 года назад картину?»

Или: «Почему я так и не начал поиски работы своей мечты и продолжаю зависать весь рабочий день в социальных сетях, сидя в унылом офисе?»… «Нет ничего невозможного для человека с интеллектом», — гласит популярный афоризм. И это правда. Тогда что же нам мешает?

Грозное имя этого состояния — прокрастина́ция. Этим понятием обозначают склонность к постоянному «откладыванию на потом» неприятных мыслей и дел. Стоит ли говорить, что каждый из нас время от времени ставит себе подобный «диагноз» (я и сама долгое время откладывала написание этой статьи). Чаще всего, постоянно откладывая дела в долгий ящик, мы стараемся вытеснить их из своей жизни другими, менее значимыми и более приятными. Например, вместо того, чтобы в выдавшийся выходной день сходить, наконец, к врачу, мы вдруг решаем, что жить не сможем без новой пары туфель или пятичасового разговора с подругой о ее отпуске. Когда же мы осознаем, что опять не сделали нечто важное, на нас либо накатывает тягостное и давящее чувство вины, либо (что еще хуже) мы ощущаем себя полными неудачниками по жизни.

Постоянное желание откладывать дела «на потом» может происходить по самым разным причинам — от очевидных до самых глубинных.

Почему с прокрастинацией надо бороться? Да потому, что отложенные дела, о которых мы все равно помним и в которых нуждаемся, оттягивают на себя часть нашей психической энергии и сил, и, соответственно, мешают нам двигаться вперед, осуществлять наши планы и так далее. Всем нам знакомо чувство легкости и прилива энергии, когда мы все-таки делаем то, что давно откладывали.
Постоянно откладывая дела в долгий ящик, мы стараемся вытеснить их из своей жизни другими, менее значимыми и более приятными.

Причины прокрастинации

Итак, давайте разбираться, в чем причины прокрастинации, и как с ней можно бороться.

Постоянное желание откладывать дела «на потом» может происходить по самым разным причинам — от очевидных до самых глубинных. И если вы проанализируете свое поведение и найдете свою причину прокрастинации, то и способы борьбы с ней вам станут очевидны.

Негативные эмоции

Одной из самых элементарных причин могут быть негативные эмоции, которые связаны с тем, что вам нужно сделать. Дела могут быть неинтересными, скучными да и просто неприятными. Скажем, вам нужно дописать курсовую работу на тему: «Организационно-правовая документация». Ну как тут не заскучать? И тогда вы оттягиваете время начала работы максимально, до последнего. Или же вам необходимо сходить к дантисту — кариес растет на глазах, но от одной только мысли о звуке бормашины стынет кровь в жилах.

Одной из самых элементарных причин прокрастинации могут быть негативные эмоции, которые связаны с тем, что вам нужно сделать.

Выход в этом случае может быть только рациональный. Если речь идет о курсовой — выбирайте изначально темы, которые вас заинтересуют. Если же вам надо на неприятную, но необходимую лечебную процедуру — постарайтесь отложить эмоции. Спросите себя: «Что будет, если я так и не сделаю этого?». И вообще, в скучных делах полезно ранжирование: оцените, в какой степени вам действительно нужно прочитать эту книгу, поговорить с тем человеком и так далее. Если аргументы «за» перевешивают эмоции — делайте.

Специалисты по тайм-менеджменту рекомендуют все неприятные и скучные дела привыкать делать в первую очередь, а приятные и увлекательные — следом за ними. Так вы будете стремиться избавиться от скучных дел, чтобы заняться интересными.

Страх неудачи

Мы часто откладываем трудные дела, успех которых неоднозначен. Почему? Мы боимся неудачи. Ярко выраженный страх неудачи обычно свойственен людям-перфекционистам. Это те, кто привык быть отличником по жизни, добиваться успеха во всем.

Специалисты по тайм-менеджменту рекомендуют все неприятные и скучные дела привыкать делать в первую очередь, а приятные и увлекательные — следом за ними. Так вы будете стремиться избавиться от скучных дел, чтобы заняться интересными.

Таким людям с детства дают установку, что их будут любить и ценить только за успех, за пятерки, что они — надежда родителей и единственная радость в жизни. Такой груз ответственности порождает у человека сильную тревогу: «А что если я сделаю что-то неправильно, ошибусь?». Психика, стремясь избавиться от этого тягостного чувства, заставляет человека подсознательно избегать тех сложных и неоднозначных ситуаций, когда успех заранее предопределить нельзя. Именно поэтому такие люди на работе пользуются репутацией ответственных и надежных, но большой карьерный успех им не светит — им куда проще просто хорошо выполнять текущую работу, но не идти на риск.

Ярко выраженный страх неудачи обычно свойственен перфекционистам.

Преодолеть тревогу перфекционизма сложно, ведь это перевернет все ценностные ориентиры человека. Но если вы устали от собственного страха неудач и хотите изменить свою жизнь, то попробуйте посмотреть на них с другой стороны. Риск неудачи или провала привносит в нашу жизнь элемент интриги, игры — именно непредсказуемость делает жизнь интересной. Кроме того, неудача — это стимул к развитию. Ошибки показывают нам наши слабые места, и это может служить отправной точкой для самосовершенствования. И последнее: прекратите связывать свои промахи и ошибки с вами как с личностью. Не думайте о том, что если вы где-то ошибетесь — вы плохой или неудачник. Всегда сохраняйте внутри положительный образ самого себя, тогда вы почувствуете, что внутренне свободны для любых действий.

Часто за откладыванием дел в долгий ящик мы не замечаем, как проходит день, месяц, год, и в конечном счете вся жизнь. И в один страшный момент мы вдруг осознаем, что для чего-то, что так не сделано, уже слишком поздно. Навык делать все вовремя — это еще и умение жить полной жизнью. Не откладывайте важное на потом, дайте себе возможность жить осмысленно и насыщенно.

Источник: http://med-info.ru/content/view/5547

Как изменение климата влияет на нашу психику?

Как изменение климата влияет на нашу психику?

Наша психика с каждым годом становится все хуже и хуже. Считаете иначе? Мы, конечно, пытаемся заниматься йогой, самопознанием и глубоко дышать, но если вы не можете исключить из своей жизни новостной поток, то только от одних сообщений о бесконечных катастрофах и кризисах может стать плохо. Необычную причину такого положения дел обнаружили в Институте Климата в Австралии. Ученые-климатологи утверждают — наш климат — это климат страданий. Климат этот становится все хуже и хуже, а значит страданий будет все больше.

По мнению авторов исследования, которое публикует The Sydney Morning Herald, «утрата социальной сплоченности перед лицом экстремальных погодных явлений, связанных с изменением климата, может приводить к росту числа случаев тревожности, депрессии, посттравматического стресса и злоупотребления психоактивными веществами». Все это приводит к тому, что «как минимум каждый пятый опрошенный в ходе исследования признавался, что после таких природных событий испытывает «эмоциональную травму, стресс и отчаяние».

Даже в Австралии, где люди привыкли к довольно экстремальному климату, такое положение дел кажется весьма удручающим. Что уж говорить о нашей стране, где температурные колебания в большинстве регионов традиционно близки к рекордным, где зимой порой температура достигает -40, а летом +40? Что уж говорить о нашей с вами стране, где климат за последнее время изменился настолько, что предсказать какой будет следующая зима/лето/весна/осень практически невозможно?

Мы все наверняка могли заметить, что в последнее время циклоны, засухи, лесные пожары и наводнения стали привычной составляющей нашей жизни. Как пишут в том же докладе, складывающиеся условия полностью соответствуют научным прогнозам: по мере потепления погодные условия становятся экстремальнее, что влечет серьезные последствия для здоровья и жизни людей.

До последнего времени влияние климатических изменений на социальную сплоченность и активность населения недооценивалось, но, кажется, нам всем придется учиться жить в более опасном и непредсказуемом мире.

Источник: http://www.yogaparking.ru/nauka/323/30823/

Погода в Санкт — Петербурге

Погода в Санкт — Петербурге

В целом майская погода будет хорошая. Молодая листва, клумбы и цветущие деревья будут радовать взор.
В короткий период, когда пойдет лед с Ладоги, будет традиционное похолодание и усиление ветра. В отдельные дни возможны кратковременные дожди. Ближе к концу мая установится стабильно теплая погода, по температуре близкая к летней.
Но зная непредсказуемость петербургской погоды, все же, надолго выходя из дома, рекомендуется на всякий случай брать с собой зонт. Весна обманчива и, попав под дождь, можно простудиться.

Погода в Санкт-Петербурге

 

Источник: http://www.gismeteo.ua/city/weekly/4079/

Что такое инфантилизм и как с ним бороться

Что такое инфантилизм и как с ним бороться

Почему постоянно отодвигающаяся дата наступления совершеннолетия становится мировым трендом, а символом человечества – кеды, плеер и интернет? Есть, по меньшей мере, несколько причин.

Детский сад какой-то

Вечные подростки – с каждым годом людей, не желающих после достижения 20-летия выходить из нежного возраста, все больше. Работать с ними интересно – они амбициозны, умны, талантливы, активны, не боятся высказывать свое мнение и способны одновременно решать сразу несколько задач. Общительные, яркие, интересные и харизматичные. При этом, будучи подростками, относятся к окружающим высокомерно, считая себя сделанными из другого теста, умнее, глубже и интереснее. С другой стороны, с этими полудетьми невозможно построить долгосрочные отношения, они легко меняют сферу деятельности, быстро теряют интерес к тому, что еще вчера их увлекало, не желают брать на себя обязательства и ответственность. При этом предъявляют завышенные требования к окружающим, но, не умея разбираться в человеческих отношениях, нередко разочаровываются и страдают от внутреннего одиночества. Так вечные подростки и живут, часто с родителями до 25-30 лет, а те настойчиво держат за руку, помогая материально и поддерживая морально.

По словам психолога, карьерного консультанта Ольги Варенниковой, вечные подростки часто не способны о себе позаботиться, например, приготовить еду или погладить одежду, постоянно требуют всеобщего внимания, ожидают исключительно позитивного отношения к своим действиям. «Для них характерно наивно-безответственное восприятия мира. Яркий пример – когда люди не стремятся решать проблемы, а ожидают, что они разрешатся сами по себе. Сильно обижаются на критику, ожидают, что каждое их действие, даже небольшой достигнутый результат, будет очень эмоционально и позитивно принят окружающими, – рассказывает Ольга Варенникова. – Они перекладывают решение многих вопросов на других, аргументируя это тем, что они не могут, не получается, нет возможности. Также постоянно требуют к себе дополнительной заботы. Например, вместо того, чтобы встать и закрыть окно, жалуются на сквозняк и холод».

«В сети также много тому примеров. Помните известное выражение «Я девушка, я не хочу ничего решать, я хочу платьишко»? Так вот, это и есть подростковый инфантилизм в чистом виде», – говорит Ольга Варенникова.

По мнению психолога, радиоведущего Евгения Сарапулова, взрослеть сложно, обременительно и часто не выгодно, если хочешь получить результат здесь и сейчас. «Кто-то заметил: «Мы боимся не столько своих комплексов неполноценностей, сколько своего потенциала».

Развиваться – значит раскрывать свой потенциал. И пока это раскрытие принесет плод, результат – кто знает, сколько уйдет времени. Есть исследования, согласно которым достаточно десять лет постоянно чем-то заниматься, чтобы гарантированно достичь успеха. Вся проблема в том, что пока развиваешься, обнаруживаешь, раскрываешь, реализуешь свой потенциал, столько выслушаешь критики, замечаний, едких комментариев или столкнешься множество раз с просто равнодушным отношением, что и руки опускаются. Все это препятствует взрослению», – говорит эксперт.

По его словам, вечное подростковое состояние – когда ты можешь всегда сказать, что пока еще не стал достаточно взрослым и потому «не надо ко мне предъявлять ваши взрослые требования». В то же время, когда выгодно, претендуешь на взрослость: «Я имею право, вы должны дать мне свободу и так далее. «Подростковое состояние взрослого — это готовность манипулировать окружающими», – отмечает наш собеседник.

В свою очередь, общество, система образования и семья относятся к своим отпрыскам покровительственно-снисходительно и стараются не замечать их ошибок. Во многом это происходит потому, что люди, застрявшие в переходном возрасте, являются результатом и конечным продуктом работы этих социальных институтов. Такие люди выгодны многим, не говоря уж про то, что нести минимум ответственности и во многих аспектах вести себя как ребенок, удобно, прежде всего, самому себе.

Повсеместное распространение культуры потребления и тотальная виртуализация

Культура потребления и виртуализация общества создают волшебный, идеальный мир грез, жить в котором легко, удобно и красиво. Там все достается без особенных усилий. Представители «поколения Y» родились в 1980-е и 1990-е годы и поэтому практически не застали мир без интернета. Их детство – это не игры во дворе со сверстниками, набитые шишки и разбитые коленки, а прежде всего, компьютерные симуляторы, мультфильмы, сериалы, магазины и гаджеты.

Взрослея и сталкиваясь с окружающим миром, в котором все совсем по-другому, молодые люди теряются и в страхе бегут в понятное и интересное виртуальное пространство, существовать в котором очень удобно. Со временем они, конечно, взрослеют, но при этом становятся взрослыми людьми с синдромом подросткового состояния. И таких персонажей все больше.

«Мы живем в атмосфере сплошного потребительства, – говорит Евгений Сарапулов. – Экономики мира устроены так, чтобы люди потребляли как можно больше. Согласитесь, что кредиты – это, как правило, способ вынудить человека пользоваться тем, к чему он не приложил достаточных усилий, стараний, труда. Человек еще не дал обществу достаточно, не созрел в плане ответственности, а уже может получить, используя кредит, массу всего».

По словам психолога, тотальное проникновение в сознание людей мирового слогана «просто, доступно, быстро», с одной стороны, улучшает жизнь, делает ее удобной. С другой — формирует у населения инфантильность. Люди становятся наивными и избалованными, прихотливыми, капризными, изнеженными и слишком обласканными заботой брендов.

Именно поэтому в мире, больше напоминающем мягкий диван – безопасном и комфортном, – где рядом нет войн, голода, нищеты, болезней, потерь и других острых проблем, заставляющих быстро взрослеть, проще всего живется именно детям и подросткам. После достижения 20 лет многие такими остаются по инерции.

При этом не стоит забывать, что импульсивные и увлекающиеся подростки, имеющие доступ к родительскому карману, – одна из самых доходных целевых аудиторий. Не поэтому ли компаниям не хочется терять своих клиентов, и она напрямую заинтересованы в том, чтобы их было как можно больше, даже если «недорослю» отвалилось уже далеко за двадцать лет?

Есть и еще один аспект. В странах с высокой производительностью труда заниматься трудоустройством молодежи достаточно проблематично – рабочих мест на всех не хватит. Именно поэтому во многих странах общество само заинтересовано в том, чтобы как можно больше людей после 20 лет оставались своими мыслями в переходном возрасте и не задумывался о карьере. Как говорится, нет человека – нет проблемы.

Увеличилась продолжительность жизни

С развитием технологий, прежде всего, медицинских, средняя продолжительность жизни человека существенно возросла. В Европе, которая благополучно перенесла вредные производства в Китай, улучшив свою экологию в разы, количество долгожителей резко возросло. Например, человек, доживающий до ста лет, уже вряд ли станет мировой сенсацией. Свой существенный вклад делает и мода на здоровый образ жизни и правильное питание. Именно поэтому, имея перед собой заведомо продолжительную жизнь, люди не торопятся насыщать ее событиями, растягивая период молодости на неопределенное время.

Современное общество также не торопит вчерашних детей с созданием семьи и рождением детей. Сегодня уже никто не покачает с укоризной головой, если девушка в 22-25 лет еще не успела родить ребенка и создать семью, а хочет сначала «сделать карьеру и пожить для себя». У многих мужчин, в свою очередь, возраст деторождения вообще откладывается на после 30 лет. Именно поэтому женщины часто жалуются, что найти созревшего для создания семьи мужчину становится задачей всей жизни.

Культ молодости

Быть немолодым сейчас нельзя. А женщинам к тому же категорически не рекомендуется иметь лишний вес и любые признаки старения. Дикторы, стюардессы, модели, парикмахеры, дизайнеры – количество возрастных специалистов в этих и других областях крайне невелико. Быть в возрасте – значит совершить что-то вроде вселенского греха. По негласному умолчанию общества считается, что человек, пересекший отметку в сорок лет, не имеет права ни радоваться, ни работать, ни любить, ни строить отношения и по-хорошему должен не спеша двигаться в сторону кладбища. Его время прошло. Молодость ассоциируется с началом жизни, нескончаемой энергией и моментом, когда весь мир лежит у твоих ног, а, значит, это прямой признак успеха и его неотъемлемый атрибут. Стареешь – значит теряешь членство в клубе успешных людей и автоматически становишься клиентом компаний, производящих кремы от морщин и безразмерную одежду. В России эйджизм в особенном почете. Отсюда – целое поколение людей, считающих тридцатилетних «стариками» и играющих в подростков.

Образование, которое ничему не учит

Современная система образования часто не обеспечивает ребенка необходимыми навыками, компетенциями и знаниями. В результате из дверей школ и университетов выходят люди, не имеющие представления об окружающей жизни и своем месте. Поэтому возрастной промежуток между 20-30 годами нередко становится той самой взлетной полосой, на протяжении которой человек и пытается понять, что именно у него получается хорошо, перепробовав при этом несколько вариантов.

Это подтверждает и Евгений Сарапулов: «Система школьного образования не готовит к взрослой жизни. Она, в основном, работает сама на себя – обеспечивает образование ради образования. Хорошие оценки становятся важнее способности понимать, разбираться, анализировать, рассуждать. Система образования должна, на мой взгляд, в первую очередь, учить преодолевать ошибки, неудачи и учить тому, что ошибки – это норма жизни».

Кроме того, стоя на страже интересов ребенка и выпуская соответствующие законы, государство само мешает детям взрослеть. «Когда речь идет о правах ребенка, его обучении, воспитании, главный акцент ставится на интерес детей. Интересы ребенка – это все. Попробуй ограничить ребенка или наказывать его. Это же не гуманно, не цивилизованно, не педагогично! Однако именно ограничения и наказания помогают созревать и становиться взрослым», – отмечает Евгений Сарапулов.

Ошибки воспитания

Не готовят к взрослой жизни не только учебные заведения. Нередко они лишь подхватывают эстафету родителей, отмечают психологи. «Часто родители либо дают безграничную свободу по принципу «чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало», либо окружают гиперзаботой: время забито кружками, секциями, развивающими занятиями. В результате у ребенка нет детства. Родители озабочены созданием из ребенка супермена. Как следствие, в этом процессе обильного, многообразного развития ребенок не успевает выбирать – он не учится делать свой выбор. За него все решено. И вот наступает период взросления, но он не готов», – рассказывает Евгений Сарапулов.

По его словам, взрослые не дают детям становиться взрослыми. «Дети обычно хотят взрослеть, но не могут. Тактика взрослых, как правило, проста — «не люби», «не думай», «не развивайся», – продолжает эксперт.

С ним согласна и Ольга Варенникова: «Ребенок может научиться что-то делать лишь в том случае, если он занимается самостоятельно и по собственному желанию. Если воспитание в семье имеет авторитарный характер и самостоятельность ребенка не поощряется, то он привыкает во всем опираться на других. Сначала безотказными помощниками становятся родители и бабушки, а потом и окружающие. Так и получаются вечные дети».

Извести в себе «недоросля»

Комментируя вопрос о том, как перевоспитать человека, для которого после 20 лет подростковые нормы поведения все еще актуальны, психологи отмечают, что нередко вечные подростки не осознают всей тяжести своего положения и не считают нужным что-то менять в своей жизни. «Для того, чтобы начать в этим справляться, нужно дорастить свое самосознание до понимания, что можно действовать иначе. Но если это происходит, то научиться более «взрослым» моделям поведения можно с помощью психолога, на индивидуальных или групповых встречах, — говорит Ольга Варенникова. – При этом чаще скорректировать такое поведение возникает желание у окружающих. Им я рекомендую не стремиться всегда оказать поддержку ближнему, а проверять, действительно ли он не может справиться самостоятельно. И порой научиться не помогать не менее сложно, чем повзрослеть. Опять же, психология успешно с этим работает».

Евгений Сарапулов также уверен, что выход есть: «Проблем много, но они разрешимы. Привычка не развиваться так, чтобы созревать, крепко сидит в естестве человека. Однако, согласно последним исследованиям, достаточно периода от 21 дня до двух месяцев, чтобы сформировать новую привычку. Просто нужно ежедневно делать соответствующие вещи. Находить круг людей, которые развиваясь, созревают для обучения чему-то, для ведения бизнеса и так далее. Как говорится, с кем поведешься, от того и наберешься.

«Изменения нужно начинать с малого, с того, что не требует титанических усилий. Принимать решения и брать ответственность на себя за последствия принятого решения в чем-то незначительном, вырабатывать привычку делать ответственный выбор в малом. Это будет первым шагом на пути к взрослению уже взрослого человека», – заключает эксперт.

Источник: http://digest.subscribe.ru/woman/psychology/n1521733812.html

Рекомендации беременным на летний период

Рекомендации беременным на летний период

По данным ведущих метеорологов, лето 2014 года на планете будет аномально жарким. А это значит, что у женщин, чьи второй и третий триместр беременности приходятся на лето, появляется еще один фактор риска.

Канадские ученые рекомендуют беременным женщинам воздержаться от поездок в жаркие страны и всячески избегать высоких температур. Исследователи вычислили, что температура воздуха на уровне 32°С в течение 4-7 дней увеличивает риск преждевременных родов на 27%. Такое утверждение основано на изучении 3 тысяч родов, которые произошли в Монреале в период с 1981 по 2010 годы.

Данный феномен эксперты склонны объяснять увеличением сократительной деятельности матки, которое провоцируется высокими температурами извне. Возможно, обезвоживание из-за жары снижает приток крови к плоду, что, в свою очередь, увеличивает образование гормонов гипофиза, вызывающих родовую деятельность, считает один из исследователей, Натали Оже из Университета Монреаля.

Недавно синоптики, говоря о долгосрочном прогнозе на лето 2014 года, сообщили, что оно будет рекордным по высоким температурам. А это значит, что будущим мамам уже сейчас стоит задуматься, как обезопасить себя и будущего малыша от жары.

Валерий Малинин, профессор Российского государственного гидрометеорологического университета:

«О подобных предположениях я уже слышал. Могу сказать, что в природе обычно все уравновешено. Посмотрите на нашу зиму, она была очень теплой, а в Санкт-Петербурге даже был зарегистрирован новый рекорд. Но в это же время в США были аномальные холода и снегопады. Но важно понимать, что это лишь качественное предположение. Точных прогнозов больше, чем на месяц, не даст никто».

Источник: http://deti.mail.ru/news/zharkoe-leto-tait-ugrozu-dlya-beremennyh/?from=ddeti

Факторы риска при оценке здоровья студентов

Факторы риска при оценке здоровья студентов

Министерство здравоохранения Российской Федерации
Российская Академия медицинских наук
Материалы пленума Научного совета по экологии человека и гигиене окружающей среды Российской Федерации

С целью изучения факторов риска состоянию здоровья выполнен анализ гигиенических условий обучения по физическим факторам среды и анализ показателей состояния здоровья по медицинским картам.

Проводилась гигиеническая оценка параметров микроклимата, освещенности, уровня шума, электромагнитного излучения (электрической и магнитной составляющей), электростатического поля. Из изучаемых физических производственных факторов наибольшую функциональную значимость для организма представляет воздействие электромагнитного излучения, как биологически значимого фактора. Инструментальные измерения подтверждают гигиеническую значимость данного производственного фактора среди потенциальных факторов риска (по  электрической составляющей  26,29±7,5* (5  Гц2кГц),  р=0,001  n=311;  и  0,59±2,8*  (2400  кГц);  р=0,01, n=311; по магнитной составляющей для частотного диапазона 2-400 кГц 5,08±3,69*; р=0,001, n=311). Полученные количественные данные проанализированы с учетом соответствия нормированным величинам.

Общая оценка состояния здоровья проведена для студентов гуманитарной специальности  и студентов технической специальности . В качестве критериев выбран показатель распределения студентов по группам здоровья, который отображает данные первичнообщей заболеваемости в определенный период. Распределение студентов по показателю здоровья и динамика имеет существенные различия в группах студентов технической и гуманитарной специальностей.

Оценка данных распределения студентов, обучающихся по гуманитарному профилю, в общем виде указывает на положительную динамику в группе здоровых (Д1) и группы болеющих (д3). Для студентов технического профиля положительная динамика отмечается только в группе болеющих (Д3), в группах Д1 и Д-2 — отрицательные динамические процессы. В целях донозлологического исследования более важным является выявление индивидуальных изменений в состояние здоровья и их оценка.

Углубленный анализ состояния здоровья по медицинским картам показал, что за период обучения отмечается как улучшение, так и ухудшение состояния здоровья, в т.ч. без изменения группы здоровья. Число студентов с положительной динамикой у гуманитарного профиля составляет 17,2% от общей численности, а для студентов технического профиля всего 8%, что меньше в 2,15 раз числа студентов гуманитарного профиля с аналогичной динамикой.

Таким образом, выявлены изменения состояния здоровья студентов с более интенсивными отрицательными изменениями для студентов технического профиля. При мониторинге состояния здоровья студентов, рекомендуется наряду с социальными факторами, учитывать производственные факторы риска, к ним в первую очередь относят уровень электромагнитного излучения на рабочих местах с видеодисплейными терминалами.

Галеева М.Ю., Чеботарев П.А.
УО «Полоцкий государственный университет», Новополоцк, Беларусь

Сравнительный анализ результатов оценки профессионального риска на основе различных методических подходов

Сравнительный анализ результатов оценки профессионального риска на основе различных методических подходов

На рубеже XX и XXI веков нормотворческая деятельность и практика охраны труда в России характеризуются последовательным расширением сферы применения теории профессионального риска (ПР).
В настоящее время Трудовой кодекс Российской Федерации (ТК РФ) помимо требования об обязанности работодателя информировать работников об условиях и охране труда на рабочих местах, о риске повреждения здоровья и полагающихся им компенсациях и средствах индивидуальной защиты (ст. 212 ТК РФ), праве работника на получение достоверной информации от работодателя, соответствующих государственных органов и общественных организаций об условиях и охране труда на рабочем месте, о существующем риске повреждения здоровья (ст. 219 ТК РФ) введено определение профессионального риска, которое непосредственно увязано с порядком его оценки и управления, под которым понимается «комплекс взаимосвязанных мероприятий, включающих в себя меры по выявлению, оценке и снижению уровней профессионального риска»  (ст. 209 ТК РФ).

Таким образом, ТК РФ ставит следующие основные задачи, необходимые для решения в процессе оценки профессионального риска:

  • управление профессиональным риском, что означает выявление ПР,  оценку ПР и снижение его уровней;
  • информирование работника о фактическом профессиональном риске на его рабочем месте и мерах, предпринимаемых работодателем по его снижению.

Поскольку в ТК РФ речь идет о конкретном работнике, следует понимать, что ТК РФ подразумевает индивидуальный профессиональный риск. Однако очевидно, что для управления профессиональными рисками на уровне организации, региона и страны необходимы групповые, когортные и популяционные показатели ПР, что позволит ранжировать профессии, организации и виды деятельности по уровню риска, а также обосновывать управленческие решения по снижению ПР на всех иерархических уровнях.

В настоящее время на федеральном уровне используется только одна методика оценки профессионального риска – это методика отнесения вида экономической деятельности к классу профессионального риска, которая базируется на расчете удельных суммарных затрат в истекшем году, обусловленных всеми впервые выявленными случаями профессиональных заболеваний и несчастных случаев на производстве. Методика используется до настоящего времени для определения тарифов страховых платежей.

Однако в силу исторических особенностей развития фактический уровень профессиональной заболеваемости в России в течение многих десятилетий не отражает истинного уровня влияния вредных факторов рабочей среды и трудового процесса на организм работников. До начала 90-х годов это было обусловлено идеологическими факторами, в последние 20 лет – сложным комплексом социально-экономических и психосоциальных проблем. Кривая динамики профессиональной заболеваемости в РФ на протяжении 40 лет имеет тренд к снижению, который в последние 20 и, особенно, 10 лет, принимает угрожающий характер, свидетельствующий о стремлении современного российского общества к ликвидации профессиональной заболеваемости как социального явления.

При наличии примерно 25 млн. работников, занятых во вредных условиях труда, в России выявляется ежегодно от 7 до 8 тыс. профессиональных заболеваний, что составляет около 0,03% от численности группы риска. По сравнению с развитыми странами Европы уровень профессиональной заболеваемости в России ниже, как минимум, на порядок, при том, что контроль за условиями труда существенно хуже.

Аналогичная тенденция наблюдается и в динамике несчастных случаев на производстве – их абсолютное число и частота в течение последних 20 лет неуклонно снижаются на фоне роста отрицательного коэффициента корреляции с долей работников, занятых во вредных и/или опасных условиях труда, который к 2009 г. достиг величины -0,65.

Все это привело к тому, что методика отнесения к группе профессионального риска оказалась неинформативной – абсолютное большинство видов экономической деятельности за 20 лет переместилось в сторону начальных классов наименьшего риска. Это обусловило резкое снижение страховых платежей и стало одним из факторов дискредитации существующей системы охраны труда и здоровья работников, что потребовало использования иных методических подходов к оценке класса профессионального риска.

Помимо этого, грамотно выполненная процедура оценки профессионального риска может являться обоснованием для разработки систем и средств коллективной и индивидуальной защиты и оценки их эффективности, получения репрезентативных данных о действии условий труда на здоровье работников на основе принципов доказательной медицины, апробации и коррекции гигиенических нормативов, и ряда других задач.

Таким образом, к настоящему времени назрела насущная необходимость обоснованного отбора среди уже существующих, либо разработки принципиально новых методик качественной и количественной оценки профессиональног риска для решения конкретных задач. Несмотря на то, что в современной литературе представлено довольно много различных методик оценки профессионального риска, их сравнение до настоящего времени не проводилось.

Целью настоящего исследования является сравнительный анализ использования на практике трех методик оценки профессионального риска:

  • Методики оценки рисков на рабочем месте, разработанной в Финляндии и рекомендованной МОТ для стран Восточной Европы и Центральной Азии, на основе которой разработаны методические рекомендации по оценке значимости психосоциальных факторов;
  • методики, разработанной в НИИ медицины труда РАМН под руководством Н.Ф. Измерова и Э.И. Денисова;
  • Методики расчета индивидуального профессионального риска (ИПР) с учетом условий труда и состояния здоровья работника, также разработанной НИИ медицины труда РАМН совместно с Клинским институтом охраны труда и утвержденной в 2011 г. в качестве методических рекомендаций.
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Профессиональный риск по трем методикам оценен на примере 1230 работников более чем 180 профессий в авиационной промышленности, 1500 человек в стекольном производстве, 650 человек в организациях бюджетной сферы и 1200 человек на объектах малого и среднего предпринимательства.

Кроме того, вторая методика  была использована для определения вклада различных факторов в формирование обструктивной патологии бронхиального дерева на примере металлургических производств. Изучены условия труда 517 работников 27 профессий, проведены ретроспективные и проспективные когортные исследования с охватом более 1,5 тыс. рабочих, контактирующих с промышленными аэрозолями (ПА). Рассчитаны величины отношений шансов (OR), относительного риска (RR), этиологической доли риска (AR), добавочной доли популяционного риска (PAR).

Сущность первой (финской) модели оценки риска сводится к созданию в организации специальных рабочих групп с включением в них менеджеров различных уровней и работников и специалистов, которые затем по специальным анкетам оценивают наличие или отсутствие риска на рабочих местах простым выбором из готовых вариантов, либо экспертно.

При наличии каких-либо специальных рисков на основе первоначальной информации решается вопрос о необходимости более детального анализа и привлечении сторонних специалистов. Для измеряемых факторов учитываются уровни воздействия. Профессиональный риск оценивается для каждого работника, т.е. является индивидуальным, и оценивается полуколичественно с учетом вероятности и тяжести последствий по пятиуровневой шкале от малозначимого до недопустимого.

Вторая модель оценки риска  основана на использовании показателя априорного риска, оцениваемого по условиям труда, и индекса профессиональных заболеваний (ИПЗ), который характеризует уровень профессиональной заболеваемости. Помимо этого, модель включает большой перечень показателей здоровья работников (профессионально обусловленные болезни, репродуктивное здоровье, темпы старения, смертность и др.), получаемых по результатам расчета величин относительного риска и этиологической доли риска на основе отношения соответствующих показателей здоровья работников в исследуемой профессиональной группе к аналогичным показателям в группе сравнения, либо в популяции.

ПР во всех случаях является групповым и оценивается по семиуровневой шкале от нулевого значения до сверхвысокого уровня.

В третьей методике  априорная составляющая включает оценку условий труда по 15 факторам, вероятность травмирования на рабочем месте, степень защищенности СИЗ, возраст, стаж работы во вредных условиях труда, а также интегральный показатель здоровья работника.

Апостериорная компонента модели базируется на учете абсолютного числа профессиональных заболеваний и несчастных случаев на производстве, выявленных в истекшем году у данного работника, а также других работников, занятых на этом же рабочем месте, или на аналогичных рабочих местах. В результате получают безразмерный одночисловой показатель ИПР в интервале от нуля до единицы, который распределяется по шести градациям от низкого до очень высокого ПР. Методика предусматривает возможность получения групповых оценок риска для структурных подразделений организации и профессиональных групп, которые рассчитываются как средние арифметические из величин ИПР лиц, входящих в группу.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Сравнительный анализ показал, что первая (финская) и третья (оценки ИПР) модели, несмотря на различия в подходах к количественной оценке ПР, дают сопоставимые результаты. Между рядами распределений работников по уровням профессионального риска получены очень высокие статистически значимые прямые коэффициенты корреляции. Так, на предприятиях авиационной промышленности по результатам оценки риска по моделям 1 и 3 основное количество обследованных работников сгруппировалось в классах наибольшего риска (значительный, недопустимый; выше среднего, высокий и очень высокий).

Однако для рангового ряда по второй модели получена практически обратная корреляционная зависимость с двумя предыдущими моделями. Большая часть работников по этой модели оценки стала относиться к начальным ранговым местам с наименьшим уровнем риска (табл. 1).

Таблица 1 – распределение работников авиационных предприятий по группам ПР в зависимости от модели оценки, %

Модель оценки ПР

1 (финская)

2 (Р 2.2.1766-03)

3 (ИПР)

Оценка ПР

%

Оценка ПР

%

Оценка ПР

%

Малозначимый

5,0

Отсутствует,
переносимый

42,0

Низкий

0,1

Малый

8,5

Малый

46,8

Ниже среднего

0,1

Умеренный

18,2

Средний

10,2

Средний

1,9

Значительный

36,1

Высокий

1,0

Выше среднего

47,2

Недопустимый

32,2

Сверхвысокий

0

Высокий, очень высокий

51,2

Коэффициенты корреляции: (р < 0,05): ρ 1:3 = 0,93; ρ 1:2 = — 0,93; ρ 2:3 = — 0,80.

 

Для таких видов деятельности, в которых профессиональные заболевания не выявляются на протяжении двух и более десятилетий (стекольное производство, образовательная деятельность, малое и среднее предпринимательство и др.) использовать Р 2.2. 1766-03 не представляется возможным вследствие отсутствия основного критерия – показателя профессиональной заболеваемости .

Сходимость результатов финской модели и ИПР определяется как высокой долей работников, относивших при самооценке свои условия труда к неблагоприятным (в финской модели), так и сочетанием вредных условий труда с низким качеством здоровья работников при их объективной оценке (в модели оценки ИПР).

Кроме того, финская модель оценки риска позволяет более полно выявить распространенность и значимость психосоциальных факторов, которые слабо учитываются в двух других моделях, что особенно важно для организаций непроизводственной сферы (табл. 2).

Таблица 2 – Самооценка значимости психосоциальных факторов на рабочем месте работниками различных профессиональных групп

Психосоциальный фактор

Доля работников, ответивших 
положительно, %

Рабочие

Учителя

Врачи

Хирурги

Малый бизнес

Слишком напряженная работа

19,7

77,8

40,0

82,0

27,7

Слишком много изменений
в моей работе

4,2

62,3

19,1

21,1

13,5

Ненормированный труд

12,7

51,2

21,1

87,0

12,8

Слишком большая ответственность

10,6

42,2

17,0

68,0

12,4

Моя работа изматывает меня физически

10,6

38,5

12,0

45,6

8,0

Моя работа изматывает меня морально

3,5

68,9

18,5

45,0

3,8

 

В свою очередь, модель оценки ИПР позволяет сравнивать и ранжировать работников и профессиональные группы по уровню ПР, а также частично нивелирует наиболее грубые издержки аттестации рабочих мест за счет использования показателей здоровья, возраста и стажа работников (табл. 3).

Таблица 3 – Пример ранжирования профессиональных групп авиационного предприятия по уровню ИПР (группа очень высокого риска)

Профессия

Число лиц

Групповой показатель ИПР

Обрубщик

74

0,55

Контролер литейного производства

88

0,48

Полировщик, шлифовщик

88

0,44

Резчик металла

13

0,43

Токарь

17

0,42

Кузнец

31

0,40

 

На примере металлургического производства в процессе анализа риска развития обструктивной патологии легких в зависимости от контакта с промышленными аэрозолями, их вида, условий труда и курения при использовании модели 2 [12, 14] получены статистически достоверные данные, которые позволили подтвердить вклад профессиональных факторов в глобальное бремя обструктивной патологии легких, выявить наличие связи и дозо-эффективную зависимость между контактом с ПА, уровнями их воздействия и развитием обструктивной патологии с нарастанием значений этиологической доли и добавочной популяционной доли риска (табл. 4).

Таблица 4 – Риск развития обструктивной патологии в зависимости контакта
с ПА и курения

Характеристика профессиональной
группы

Показатели относительного риска

p

RR

AR, %

PAR, %

Некурящие рабочие + ПА

20,4

95,1

81,5

< 0,001

Курящие рабочие + ПА (совокупный риск)

61,6

98,3

95,2

< 0,001

Курильщики + ПА (доля риска от ПА)

2,8

65,3

42,5

< 0,001

Курильщики вне контакта с ПА

30,4

96,7

87,0

< 0,001

 

В ближайшем будущем, по-видимому, этот перечень пополнится требованием об обязательной оценке ПР, которая одновременно может быть использована для обоснования страховых платежей. На вопрос о целесообразности использования одной или нескольких методик абсолютное большинство респондентов (96%) высказалось за использование для решения всех названных задач единой методики.

ВЫВОДЫ

1. В условиях современной России одновременное использование двух или нескольких методик оценки профессионального риска на федеральном уровне затруднено, поскольку работодатели предпочитают использовать только одну методику, обусловливая это эффективностью в системе «затраты – выгода».

2. Финская модель оценки риска на рабочем месте удовлетворительно описывает фактическое соотношение уровней профессионального риска на различных рабочих местах. Она не может быть рекомендована для количественной оценки на федеральном уровне, но может быть полезна как дополнительный метод оценки профессионального риска на объектах непроизводственной сферы, в малом и среднем предпринимательстве, особенно, при необходимости оценки значимости психосоциальных факторов.

3. Методика оценки профессионального риска в соответствии с Р 2.2.1766-03 не позволяет удовлетворительно оценить профессиональный риск в организациях в случае многолетнего отсутствия профессиональной заболеваемости, вследствие чего ее нецелесообразно рекомендовать для применения на федеральном уровне в современных условиях. Однако данная методика должна быть отнесена к методам выбора при решении задач по оценке риска в рамках доказательной медицины в процессе специально спланированных научно-практических эпидемиологических исследований.

4. Методика количественной оценки ИПР, основанная на материалах аттестации рабочих мест и периодических медицинских осмотров, может быть рекомендована для использования на федеральном уровне с целью выполнения требований Трудового кодекса РФ по оценке и управлению профессиональным риском и решения задач обязательного социального страхования.

Н.И. Симонова, И.В. Низяева,
С.Г. Назаров, Е.А. Журавлева,
Н.Н. Мазитова

Источник:http://www.trudcontrol.ru/press/publications/6409/sravnitelniy-analiz-rezultatov-ocenki-professionalnogo-riska-na-osnove-razlichnih-metodicheskih-podhodov